Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Эхо чужих слов

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
03:00 

Предохранитель

У меня есть ангел-предохранитель.

Каждый раз он советует мне: "Остынь. Да какой из тебя, извини, воитель. Ты не любишь себя? Ну, давай, - простынь! Простудись! Можно будет лизать варенье... Можно будет лежать и читать, читать... У тебя же отличное настроенье. У тебя же отличный диван-кровать! У тебя интернет, у тебя работа, у тебя же девушка, идиот!"
Только если подступит... Оно как рвота, стартовавшая после парада рвот.

Я сдвигаю ангела вниз, направо. Ангел щелкает.
Молча взведу курок.
Вспоминаю патрон.

Иногда кроваво.
Иногда получается между строк.
Прагматизм стирает.
Цинизм увечит.
Мизантропия дробью летит в толпу.
Реализмы дают дофига осечек,
Но зато попадают по существу.
Анекдоты всегда задевают ноги,
Размышления - мой веселящий газ,
Разрывные - тяжелые монологи.
В кобуре - один. Для себя. Запас.

Через круг прицела кругом - мишени.

Тут такой хитрожопый иньянь-женьшень - спусковому крючку не до прегрешений.
Понимаешь, мой ангел,
я сам - мишень.
(с) Арчет

@темы: Стихи

02:57 

Да, это больно. Да, это очень больно. Это костры французов в первопрестольной, это с церквей летящие колокольни, над Хиросимой – ядерная зима. Да, это страшно. Да, это очень страшно. Это сегодняшний день обогнал вчерашний, так в заключенных стреляет дозорный с башни, чтобы проверить, не сломан ли автомат. Да, это жутко. Да, это очень жутко. Так в остановку на скорости мчит маршрутка, это не черный юмор, а злая шутка, кем-то сто раз просчитанная в ночи. Это тяжелый, в спину летящий камень, как сопромат в обложке от Мураками, это как «no comment» и «no coming».
Это слова.
Пожалуйста, помолчи.
Просто сейчас я встану, вдохну три раза, /глаза б не смотрели, да чувствую третьим глазом/, я удалю все лишние сны и фразы, чтобы по жизни – весело, налегке. Дворцы и соборы сеткой опять закрою, а то, что разрушено – вылечим и отстроим, у нас – исторически – просто страна героев, нам не в новинку – замки да на песке.
Как на экзамене: ты провалился – выбыл, сам виноват – наделал, дурак, ошибок, да, а еще я хотела сказать спасибо за пресловутое «как закалялась сталь». Это цинично, неправильно, как обычно, это лисички над волнами держат спички, море горит – так странно и так привычно, что надоело…
Пожалуйста, перестань.
(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

02:57 

Это, верно, черт начинает счет,
Перекрестьем гор разделяя нас.
Мы с тобой действительно ни при чем.
Двое суток врозь – такова цена.
Двое суток без. Понимаешь, бес?
Не сойти с ума, не найти покой.
Потому что там, за горами, лес.
Этот лес действительно далеко.
А за лесом даль, синева листа,
Корабли идут, не боятся волн.
Там и ночь светла, только ты устал,
И тебя не радует ничего.
Столько звезд вокруг – даже ветер стих,
Словно мир вот-вот остановит бег...

Свет очей моих, боль ночей моих,
Я все время думаю о тебе
(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

02:56 

Я не звала вас, сударь. Не надо паник.
И не ищите знаков больших и малых .
Вас не пытались вспомнить, поскольку память
больше не держит тех, от кого устала.
Будьте спокойны, сударь, идите мимо,
Сударь, идите лесом, полночным часом…
Я не звала вас. Я не звала вас, милый.
Вы не нужны, поскольку не сопричастны.
(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

02:55 

Муттер и Фатер гордятся Отто. Рост за два метра, глаза как сталь,
Тело, осанка, манеры - что ты, впору сниматься у Риффеншталь.
Он побеждает на скачках конских, Вагнера темы поёт на бис,
Даже стреляет по-македонски. Белая бестия, as it is.

Но каждую ночь
из тумана глядя
чёрными дырами мёртвых глаз
Отто является фройлян Надя в платье сатиновом.

Был приказ -
Каждый изловленный партизайне должен висеть на суку. И вот,
Отто с улыбкой "Jedem das seine" пойманных русских к допросу ждёт.
В двери Надежду впихнули грубо. Отто глядит на неё свысока.
Наде семнадцать, разбиты губы, кровь на сатине, в глазах тоска.
Делу, увы, не помочь слезами.
Слышно - солдаты копают рвы.
Отто вздыхает - йедем дас зайне. Милая фройлян, мне жаль, увы.

Вдруг исчезает тоска во взгляде, зал погрузился на миг во тьму.
Прыгнув, на Отто повисла Надя, в ухо гадюкой шипит ему:
"Что, офицер, не боишься мести? Нынче я стану твоей судьбой.
Мы теперь будем цузаммен, вместе. Слышишь? Отныне навек с тобой."

Надю за волосы тащат к вязу, в бабушкин, с детства знакомый, двор,
Где ожидает, к суку привязан, быстрый верёвочный приговор.
"Шнапсу бы... Водки бы... Не иначе - стопку с товарищем вечерком".
Отто стирает рукой дрожащей Надину кровь со щеки платком.

Водка ли, шнапс ли, исповедальня – всё бесполезно. Опять в ночи
Надя из курской деревни дальней смотрит на Отто, а он молчит.
Наденька шепчет "Jedem das seine!". Отто хрипит, воздух ловит ртом.
Дойче овчарка глядит на хозяина, длинным виляет, скуля, хвостом.
Был же приказ и была задача... Йедем дас зайне. В окне рассвет
Надя уходит. А Отто плачет
Семьдесят долгих кошмарных лет.
(с) лжеюзер kladbische

@темы: kladbische, Стихи

02:54 

Говорят, если ты городской, то к лесным созданиям
Не ходи, не ломись без причины в густые заросли.
Город ставит стальное клеймо на твое сознание,
Плоть от плоти его, ты не сможешь убраться запросто.
Но я все же рискнул и пришел на опушку вечером.
Я к лесному порогу прибился, пропахнув ржавчиной,
За спиной моей город стоит, тянет шпили к вечности,
И я тоже стою, все корявей, смешнее и жальче, и
черт бы знал, как еще. Только лес не махнет и веткою,
И, ощерившись иглами, ставят заслон растения.
Мол, зачем ты пришел, здесь не место для исковерканных,
Искаженных дыханием огненным при рождении.
В горле сухо и жжет, словно ел цементное крошево,
Ни тебе закричать, ни у леса пропуска вымолить.
Только ты появляешься разом в плаще поношенном,
Словно тело твое ниоткуда вдруг боги вынули.
Я стою, не дыша, безъязыкий и очарованный,
Ты идешь мне навстречу, неспешно, походкой гордою.
И над нами небо, а небо такое огромное,
Вдруг оно нас укроет от ревности леса с городом.
***
…а когда мы сходимся, расцветают
все цветы с рекламных щитов и вывесок,
мне тебя по-прежнему не хватает,
мне тебя так мало, так, что не вынести.
лес шумит над нами и стонет страшно,
и с тобой не хочет мой город знаться, но
твой вьюнок змеей оплел телебашню,
на ветвях деревьев иллюминация.
я все это знаю и все - не вижу,
вижу только глаза и небо, такое низкое,
только ты все ближе, все ближе, ближе,
как дышать-то, боже, когда ты близко так?
и меж нами… нет ничего меж нами,
мы сплетаем пальцы, мешаем выдохи,
лес сжирает города злое пламя,
раздирают город деревья-выродки,
но молчат сирены, и стылый воздух,
режет крик, протяжный, безумный, жертвенный.

мы лежим, под веками гаснут звезды.
небо слепо щупает луч прожектора.
***

Да, конечно, я не останусь, ты не уйдешь.
Но попробовать встретиться – наше святое право.
Посмотри, как город ласкает рассветный дождь,
Как целует вода разогретые нами травы.
Вот опушка, пересечение всех дорог
От тебя до меня и обратно, от леса к вышкам,
Здесь останется точка слияния тех миров,
Из которых мы чудом, на ощупь сегодня вышли.
Ухожу с легким сердцем, ботинки смочив в росе,
Унося за плечами свободу от всех запретов.
Я надеюсь, что снова приду под лесную сень,
И ты будешь меня поджидать. Будем верить в это.

(с) Графит

@темы: Графит, Стихи

02:54 

Я слыхал от людей,
дед Ковыкча из Каменной Балки
в пору юности был необуздан, силен и смешлив.
Даже в драке смеялся. Порой, увернувшись от палки,
Он насвистывал простенький, радостный, птичий мотив.
А потом перестал и свистеть, и смеяться напрасно.
Стал угрюмым, как сыч, бородой и гордыней оброс.
Дом отстроил, женился, хозяйство поставил прекрасно
И дожил, уважаемый всеми, до белых волос.
А под старость свихнулся.
просиживал днями в сарае,
Без жены и детей, не желая встречаться ни с кем.
А пытались войти - рявкал так, что они замирали,
Знать, Ковыкча домашних сурово держал в кулаке.
А потом всё открылось. И этой невиданной былью
Поделились со мною в селе, где чудил наш герой.
Дед Ковыкча из дерева выточил пестрые крылья
И с обрыва шагнул, распевая, осенней порой.

Я слыхал и другое.
Ли Сунь был талантливым с детства.
Собирал, словно четки, слова, завивал их жгутом.
А потом он подрос и нашел в канцелярии место.
В господине степенном его не узнал бы никто.
Но однажды, в летах, спутав жизнь и дурманную небыль,
Ли решил, что остаться чиновником он не готов.
Он по крыше прошел
и шагнул в необъятное небо,
Зажимая в руке старый свиток в узорах стихов.

А еще говорят,
Франсуа, менестрель говорливый,
Чьи поэмы девиц и матрон приводили в экстаз,
Разжиревший с годами, одышливый, вредный, брюзгливый,
Просто взял и исчез. И следов не нашли и сейчас.

Так бывает всегда.
Хоть зимой, хоть засушливым летом.
Несмотря на регалии, семьи и славу имен.
Как бы жизнь ни прожить,
Но поэт умирает поэтом.
И уходит бродить по мирам до скончанья времен.

Сколько было и будет простившихся с жизнью привычной,
Уходивших на облачный мост в позолоте с утра?
Я смотрю в небеса.
Вижу Ли, Франсуа и Ковыкчу.
И, губу закусив, не решаюсь спросить их: пора?..

(с) Графит

@темы: Графит, Стихи

02:53 

Зима

Выходишь с утра и видишь – зима. Зима,
замерзшие пальцы, гудки в телефонной трубке,
дорожные пробки, троллейбусы и маршрутки,
машины, выдыхающие туман.
Бесцветное небо, застывшее, как вода,
присутствие снега, отсутствие абонента,
и дым над городом тянется, словно лента,
вплетенная в бесконечные провода.
Дома состоят из каменных серых плит,
живые и мертвые, мертвые и живые,
и люди, как собаки сторожевые,
от голода сорвавшиеся с цепи.
(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

02:52 

Никто никому не нужен,
поскольку до капли выпит.
Становится слишком душно
и хочется окна выбить,
чтоб выйти за рамки фальши,
сквозящей в случайных взглядах…
Я знаю, что будет дальше.
Не надо.
(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

02:42 

Добру и злу дано всегда сражаться.
И в вечной битве зло сильнее тем,
Что средства для добра не все годятся,
Меж тем, как зло не брезгует ничем
(с)

@темы: Поиск Автора, Стихи

01:35 

Этот пьет, а этот курит,
Этот ловит кайф от дури.
В общем, среди тысяч улиц
Ты совсем-совсем один.

И у каждого работа,
Дети, церковь по субботам,
Точный график из весомых
Отработанных причин.

Так привычно среди дремы,
В состоянии истомы,
Рассекать прохожих телом,
Пролетая меж толпой.

Кто кого толкнул-не важно.
По асфальту шагом влажным
Измеряем киллометры
Непустивших на постой.

Путник, житель ли столицы,
Вечер скроет ваши лица.
Безнадежностью бетона,
Серым встретит голоса.

Возвращаются с работы
Те кто спросит чуждо: Кто ты?
Но не важно. Оставайся.
Чтоб не мок. Идет гроза.

(с) OrangeLaught

@темы: OrangeLaught, Стихи

01:32 

Песнь Прощение

Навеяно одноименным стихом В.Д.
_доработка_

Под тяжестью века мне лучше лежать,
Ведь все-таки я мертвец.
И пахнет гнилью острог. Не снять
Ржавый доспех – дворец.
Снаружи веют другие ветра
Не помнят они моих.
А мертвое знамя укрыло меня.
Давит гранитный верх.
Улыбкой скалюсь – приди мой враг!
Отметим же твой успех.
Бояться нечего, сбылся страх,
Что ты пережил нас всех.
Я был последним, кто шел за тобой,
Забыв про сладость сна.
В нелепой схватке любовь и боль…-
Вся жизнь стороной прошла.
«Умей прощать», говорили мне.
«Иначе с судьбой не играть».
Но воина честь не цена в игре.
Как пить? Как любить? Как лгать?
Мой склеп надежен, словно тюрьма.
И кладке износа нет…
Ни чуть не жалею, что жизнь одна,
Что в склеп не пробьется свет.
Лет вереница, червей приплод –
Что лучше считать, как знать?
Скрипнула дверь, как армейский склот-
Неужто пришли поминать?!!!
Любимый враг, ты, иль не ты?
Почему мне, скажи, не встать?
«Прости», и на грудь мне легли цветы.
«Прости, и спокойно спать!
Я – тот, кто сумел пережить вас всех.
Теперь я умею прощать.
Слышишь, как будто без смеха смех –
В твой склеп я пришел умирать».
Осколки чести и павшим знак.
Одуряюще пахнут цветы.
Прогнили столбы, мой любимый враг,
Выдержишь тяжесть плиты?
Под грудою их нам лучше лежать,
Ведь все-таки мы мертвецы.
Спасибо, мой враг, так спокойнее спать.
Так, удачной же нам зимы!

(с) Windy

@темы: Стихи

01:29 

ПИТЕРСКИМ КОТИКАМ (Кошачья магия)

Так больно, когда в вертикальных зрачках
Стигматы любви расцветают. Довольно!
Хребет распрямляется. В адских толчках
Из кокона кожи – наружу
Так больно!..
Причастие к тайнам скрипящих дверей,
Ведущих в померкшую роскошь парадных,
Где бог-радиатор, свободных зверей
Хранит от ночей нескончаемо-хладных.

Так странно к зиме изменилась земля,
И снегом не вылечить ржавые раны.
А чёрное дуло, провалом нуля,
Двоится в глазах у прохожих.
Так странно…
Стынь. Ветер угрюмо впивается в плащ,
Бросает внезапную соль под ресницы.
Мы – новые звери, средь каменных чащ
Скреплённой мостами опальной столицы.
Мы – выжили здесь, и … мы выросли здесь.
Упорством найдя себе ниши и сферы.
Мы стали людьми, но двуногая спесь –
Предательство нас сберегающей веры.

(с) Сатори Ивадзику

@темы: Сатори Ивадзику, Стихи

22:17 

Вы говорите, что счастье за поворотом,
Счастье находит хороших людей всегда.
Теплых и нежных однажды полюбит кто-то...
Да, - отвечаю. - Вас непременно да.
Говорите, что я не хуже, а это значит,
Счастье меня отыщет в любой стороне.
Значит, когда-то меня навестит удача...
Нет, - говорю. - Меня непременно нет.

Потому что я только маленький передатчик,
Вам, живым, слова транслирующий извне
О тепле, о лете, о море, судьбе, удаче,
О тех чувствах, что не живут никогда во мне.
Потому что я лист бумажный, ходы героев
Процарапаны на коже моей навек.
Потому что тот, кто однажды меня раскроет,
Не найдет ничего ни в сердце, ни в голове.
Говорю вам о призраках счастья, фантомах горя,
О любви к незнакомцам, домах, где вовек не жил.
Чьи-то знания наполняют меня по горло,
И метания чьей-то прекрасной чужой души.
Словно я выбирать на распутье когда-то вышел:
Полным быть или полым, бросающим чувства в мир.
И с тех пор я труба, словослив для кого-то свыше,
И чужие легенды текут сквозь меня в эфир.
Но когда-нибудь, у компа засидевшись ночью,
пропуская в сознание белый словесный шум,
ты услышишь дыхание в ритме отдельных строчек.
Это я дышу.

(с) Графит

@темы: Графит, Стихи

22:17 

и вот когда ты соберешься в путь,
она придет, одетая неброско,
похожая на мальчика-подростка,
и скажет "брат, я не могу уснуть"
а у тебя ни братьев, ни сестер,
ни писем, ни открыток, ни квитанций,
и ты давно и безнадежно стер
все телефоны, чтобы не остаться.
и кто она тебе - не знаешь сам,
но в миг, когда она прошепчет "брат мой"
взорвется мир, сместятся полюса,
и ты замрешь, и повернешь обратно.

зови ее хоть смертью, хоть мечтой,
но не смотри в глаза ей. ни за что.

(с) МКБ-10

@темы: МКБ-10, Стихи

22:12 

Империя

Империя уличной девкой лежит под нами, мы входим в нее с востока, неутомимо вторгаясь все глубже … И я измеряю днями шаги по знакомым пыльным дорогам Рима. Мы не были здесь полгода, как псы окраин, границы ее охраняли, беря на веру законы Империи, где человек играет лишь роль человека в доспехах легионера.

Привал. Отдыхаем. Прохладно и склон пологий, и тень от оливы уже приникает к склону так нежно, что кажется, вечер продлится долго, и боги сегодня рассеяно – благосклонны. Садись ко мне ближе, Руфус. Вино весною особенно резвое, так и танцует в жилах, и ласки волной проходят, и тело ноет - ведь каждый из нас по-своему заслужил их. Мы славно устроились – нам не мешают песни, от нас далека палатка центуриона, и ветви кустарника нас укрывают… Здесь мы свободны от Рима и римского легиона.

О, Боги!.. Не ночь, а пламя в ночном обличье, и плотью о плоть легко высекаешь искру, и тело дрожит, сжимаясь, и стоном птичьим, летая, душа ему отвечает извне… Я взял тебя, Руфус! Я взял тебя вместе с Римом, но что мне тот Рим, когда под руками вечность, которую держишь так, что проходит мимо весь мир, не касаясь слабости человечьей. Я взял тебя нежно, двигаясь осторожно, я шею твою горячим дыханьем глажу, я жду тебя, жду тебя, словно впустил под кожу собратьев костра, который стоит на страже и греет нас…

Руфус! Целуй меня сильно - сильно, пускай поцелуй ложится на мне печатью… Я ждал этой ночи, я о тебе просил, я… О, Боги! Сейчас мне хочется прокричать им, что я отрекаюсь - от Рима и всех провинций, от нашей центурии – что мне ее победы?.. Я слишком люблю тебя, чтобы остановиться. Я взял тебя вместо Рима, который предал огню… Засыпая, я буду держать в объятьях тебя, понимаешь? Зачем мне еще дороги, когда мои ноги устали перечислять их, поскольку границы Империи на востоке почти бесконечны… Давай повернемся к югу, найдем поселенье, где пара рыбацких хижин ютится над морем… Мы выдержим друг без друга не больше недели, Руфус… Мы стали ближе, чем воздух и легкие…

… шаг отдается гулко, мощеные улицы тянутся друг за другом, скрывая с трудом в кварталах и переулках бесчисленный мусор, пыль, суету и ругань огромного города… День, разобрать наречья почти невозможно – площадь полна народа, и в этом потоке теряется чет и нечет шагам, обещаниям, времени дня и года…

Я волк, потерявший брата. Я одиночка. Вдали Колизей, и тучи над ним все гуще...

Ну здравствуй, гроза, рожденная прошлой ночью!

Ave, мой Цезарь, привет тебе от идущих.

(с) Кот Басё

@темы: Стихи, Кот Басё

22:02 

она придет, одетая неброско,
похожая на мальчика-подростка,
и скажет "брат, я не могу уснуть"
а у тебя ни братьев, ни сестер,
ни писем, ни открыток, ни квитанций,
и ты давно и безнадежно стер
все телефоны, чтобы не остаться.
и кто она тебе - не знаешь сам,
но в миг, когда она прошепчет "брат мой"
взорвется мир, сместятся полюса,
и ты замрешь, и повернешь обратно.

зови ее хоть смертью, хоть мечтой,
но не смотри в глаза ей. ни за что.

(с) МКБ-10

@темы: Стихи, МКБ-10

22:01 

Камень Сизифа скатился в Лету, пеплом укрыт Гефсиманский сад. Дай же мне руку, пойдем по свету, чтоб никогда не прийти назад. Осень открыла на нас охоту, рыжие гончие взяли след. Только бессмертные – беззаботны, только безумцы найдут ответ на неразгаданный квест Эдипа, и, поравнявшись с тобой и мной, мчит тонконогая Эвридика, к свету, из плена, домой, домой. Там, где ступала нога Орфея, нынче дрожит на ветру ковыль. К морю плывут косяки Офелий, не разобравшись, где сон, где быль, Гамлеты ждут ядовитых лезвий, Лаэрты точат в углу ножи, я замираю у края бездны и понимаю, что мы во ржи. Дай же мне руку, сегодня ветер, нужно смотреть непременно вниз, чтобы никто на всем белом свете не закричал нам «остановись». Что-то глядит на тебя оттуда? А, это Тот, Кто Сидит В Пруду. Дай же мне руку. Я здесь побуду. Я не уйду, не уйду, уйду. Вот он, последний виток дороги, и, замыкая почетный круг, вечные странники, злые боги, даже в прыжке не разнимут рук. Дай мне вцепиться в твое предплечье, чтобы забыть, как горчит беда.

Тот, кто сложил ледяное «вечность», проклят отныне и навсегда.

(с) МКБ-10

@темы: МКБ-10, Стихи

22:00 

...и мы, окружая себя вещами, которые запрещали врачи,
таким упивались волшебным счастьем, что ждали, что его омрачит,
и спали допоздна по субботам, и разговаривали не о том,
и были столь чистой полны любовью, что каждый себе доверял с трудом,
и мы не знали ни лжи, ни меры, и было пронзительно и светло,
и было время любить — до смерти.
а потом началось.

и ты возвращалась, с какой-то дрожью рассказывая, что была с другим,
и ты пыталась неосторожно дотронуться до моей руки,
но как же, о чём ты вообще, о чём ты, где, божемой, где чистота, где свет,
и было безумно и горячо нам, и рушилось всё, что мы столько лет
выстраивали зазря, — но, боже, откуда в тебе эта страсть и злость...
тогда мы были счастливыми тоже.
а потом началось.

зачем лепетать про сплетение судеб и почему это хорошо,
но ты повторяла мне, что не будешь одной из этих обычных жён,
и ты очень скоро, конечно, стала, и стала стареть, и ещё ожидать,
что я тебя разлюблю за старость. но я любил тебя, как всегда.
и в душе сток был слегка окрашен твоими красками для волос,
но всё это было совсем не страшно.
а потом началось.

и ты говорила об этом ночью, когда расправляла для нас постель,
и мне было страшно — неужто ты хочешь на самом деле иметь детей,
а ты подтверждала, что ты хотела, что счастье и сколького я лишён,
а я всё рассматривал наши стены и думал: они будут чьи-то ещё,
ну разве мы не живём в эдеме, зачем ты так хочешь всё поменять,
и хватит, хватит на эту тему.
послушай, что до меня,

а если мы даже родим ребёнка, то вдруг мы задавим его во сне,
послушай, послушай, ни грамма боли ещё не досталось тебе и мне,
а этому новому человеку — представь, вдруг придётся изведать всё?..

когда в нашей жизни не стало света?

и был как будто всю жизнь занесён
кинжал над нами (и, опускаясь, всё больше напоминал стило);
и в этот момент ты во всём раскаялась.
и тогда началось.

(с) Ассель

@темы: Ассель, Стихи

21:59 

Ночью осенней сердце не держит ритм,
ветер-виолончель прогоняет сон.
Кровь моя, обещала с тобой говорить,
но выходит только молчание или стон.
В этом городе, придуманном кем-то из
демиургов беспечных, в этих ночах и днях,
приютивших нас без вопросов и прочих виз,
ты живёшь - и не знаешь, что делаешь для меня.
Нет, ты не знаешь, что делаешь для меня.

Мне бы выбрать уже какой-то другой сюжет:
силы света, видишь ли, силы тьмы,
главный злодей, пара невинных жертв,
все поженились в конце, и при чём тут мы?
Но, глядя в чугунное небо над головой
или в странные орнаменты на корнях -
вижу повсюду, везде говорю с тобой,
и не знаешь ты, что делаешь для меня.
Так и не знаешь, что делаешь для меня.

Вряд ли я стала терпимей или добрей;
может, это зависимость, может, это болезнь –
я сдаю тебе все ключи от своих дверей,
все отмычки и коды от сейфов, какие есть.
Кто бы в мой огород ни кидал камней –
только цветы распускаются на камнях;
ты выходишь из кухни и прямо идёшь ко мне,
и не знаешь, что делаешь для меня.

До сих пор не знаешь, что делаешь для меня.

(с) kaitana

@темы: kaitana, Стихи

главная