Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Эхо чужих слов

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
17:51 

А под утро одного из осенних дней, у неё заканчиваются все слова
Господи, говорит, сколько лет подряд в моем сердце несбывшаяся зима
Самая лучшая из тех, когда я его видеть еще могла
А потом наступает тишина и мгла, что еще осталось здесь из того
Что сломать я не сумела или не смогла
И почему все заполнено только им чтобы я не делала и где ни была
Почему, объясни мне, я постоянно остаюсь одна
Это как бороться с цунами, стихийным бедствием
Я всегда буду только его последствием после пары часов online
Завершающими аккордами мы останемся вечно гордыми
И безмолвными, как вода
Я люблю тебя
Видимо навсегда…

(c) Eternal Inspiration

@темы: Стихи, что-то личное

17:45 

Из небесных жриц мне одной - земля.
Среди стаи птиц я одна - змея.
Я - стрела и лук (пусть без тетивы!),
Я ползу на юг как летите вы -
На исходе чувств на исходе сил
Я одна лечу, не имея крыл,
Сквозь звериный лаз, травяной тайник…
Два крыла у вас – у меня язык,
У меня язык словно два пути,
Сразу в двух мирах мне дано ползти -
по воде и сквозь, над землей и под...
Как для вас полет – для меня мой грот,
Как для вас звезда - для меня слюда,
В черноте пруда хороню года…
Вам преграды нет – небеса ваш дом,
Мне же белый свет оплетать хвостом,
Мне не ввысь – к луне, мне лишь - вдоль, по дну:
Чешуей своей отражать луну,
Не сгорать в крови огневой зари –
Небеса свои – мне носить внутри.
И не падать вниз – а беречь свой яд…
Среди стаи птиц я одна - змея…

Zoryana (с)

@темы: Zoryana, Стихи

17:43 

А мой виноград был несладким, зеленым, неспелым,
и он обвивал тебя крепко... до самых костей.
И я была рядом — вне сердца, вне духа, вне тела...
Я только смотрела... Я просто смотрела сквозь тень
змеистой ограды... Я просто смотрела сквозь иней
на прядях твоих — как невидимый яд закипал,
Как дни становились твои отрешенно-хмельными,
как сок виноградный стекал по глазницам зеркал ...
Ты больше не видел ни снега, ни буйства акаций,
бесстрастно взирал на листвы красно-желтую смерть,
ведь мой виноград не хотел отпускать твои пальцы,
Он соком твоим наполнялся, чтоб вскоре созреть...
А после - заката кувшин разбивался грозою...
Я просто смотрела, раскрыв перекошенный зонт,
как ты любовался, как ты укрывался лозою,
но трескались стебли, обвившие твой горизонт...
И гроздья лиловые с грохотом падали на пол,
и стоя по самую грудь в виноградной крови,
ты ягоды рвал, и свободе не радуясь, плакал
о том, что так жарко тебя никому не обвить....
А я улыбалась в предчувствии новой наживы,
для новых побегов лелея и сладость, и лесть...
Согласна, я лжива. Безумно, безудержно лжива.
Но мой виноград прорастет еще где-то не здесь...

Zoryana (c)

@темы: Стихи, Zoryana

01:54 

Океан катит волны, становится тень длинней,
И закаты такие, что сердце – у горла комом...
Я хотел бы навеки остаться в одном из дней
Среди этих камней, без возврата к местам знакомым.
Среди вихря безумного света и красоты,
Там, где каждый листок словно яркой покрашен краской.
Там, где добрые псы не боятся людей; коты
Там заходят в любой из домов за едой и лаской.

Через пальцы песком просыпается благодать,
Волны время листают, как жизни моей страницы.
Я хотел бы не знать, что однажды придется встать,
И уехать туда, где закат может только сниться.
Возвратиться опять в свой мир, Вавилон-Содом,
Где песок лишь в сердцах, океан – из тоски и злобы.
Зная – это мираж. А там, далеко – мой дом,
Ждет, когда я найду в себе храбрость
вернуться чтобы.

© Kladbische, 6/01/11

@темы: kladbische, Стихи

01:49 

Баллада о нулевом Аркане


Мне встретился раз бродяга, один на кресте дорог. С ним сумка, воды баклага, и пес у уставших ног.
Мотив напевая старый, сидел он, глаза закрыв; торчал из чехла гитары, а может, и лютни, гриф.
Я сел расспросить скитальца; болтали о сём, о том. Лизал его пес мне пальцы, виляя вовсю хвостом.
Сказал я:
- Бродя по свету, ты много всего видал. Как жить, помоги советом?
Такой он ответ мне дал:
«Отринь мишуру богатства, и деньги планеты всей.
Сокровище – это братство идущих с тобой друзей. Сокровище – это пламень, что дарит ночной костер;
возможность присесть на камень, коль ноги до крови стер.
Будь чуток на глаз и ухо, не думай про тяжесть лет. С голодным делись краюхой, замерзшему дай свой плед.
Умей проиграть всё разом, лишь душу не ставь на кон!
Не будь ни к чему привязан.»
Я долго глядел, как он
Навстречу спешил закату – наверно, искать восход. Мне дал на прощанье карту одной из своих колод:
- Запомни Дороги ради, реальность вокруг – обман!

Тогда я ее, не глядя, засунул себе в карман.

* * *
И в руку она легла мне в одном из далеких мест. Я сел отдохнуть на камне. Дороги сложились в крест.
Рюкзак положил повыше, гитару – у сбитых ног. И тут из-за камня вышел лохматый смешной щенок.
Я в сумку полез к припасам, хотел угостить щенка. Я булку искал и мясо, но карту нашла рука.
На ней был дурак с дворнягой, что хвост завила кольцом.
Над пропастью шел бродяга.
Бродяга с моим лицом.

© Kladbische, 9/01/11

@темы: kladbische, Стихи

01:33 

Небольшие путевые очерки

Arambol
Тоскливо верещат морские птицы,
Тенями корабли идут вдали.
И солнце обреченное садится
В расплавленную дымку Сомали.
Чуток трясутся пальцы от тревоги:
Сигара, спички, вдох, горячий дым…
Горячий океан ласкает ноги.
Я все-таки не умер молодым.

* * *
Varanasi
Говорят, это Город Шивы,
И, возможно, совсем не врут.
Нечто древнее, правда, живо
И гуляет, и дышит тут.
Поднимаю, озябнув, ворот –
Холод цапает до костей, ¬ –
И смотрю, как сжигает Город
На кострищах своих детей.
Кшатрий ты или шудра бедный –
Погребальный наряд надев,
Выпиваешь глоток последний.

Разгоревшись и загудев,
В темноте огонь не заметил
Кто был беден, а кто богат.

В пряный чай оседает пепел,
Жирный прах из горящих гат.

* * *

Pokhara
Так странно однажды проснуться героем прочитанных в детстве тобой же страниц!
Закончена повесть – и книгу закроем… И в сердце врезается конусом птиц
Тибетский рассвет, удивительно четкий, и масляный чай, и дымящийся хлеб…
Монах что-то шепчет неслышно на четки.
Становится чужд и ужасно нелеп мир вечного шума, и смога, и пыли.
Скажи, ты скучал по бетонным лесам, когда облака под рукой твоей плыли?
Когда ты едва не был облаком сам?
Играя с орлами, дыша до упора и черпая воду из горной реки,
Ты хоть на мгновение вспомнил про город?
Невидимый призрак коснулся руки, он гладил мне пальцы, и пел, и игрался,
Смеясь, меня бросил в нетающий снег.

Мне кажется, я в Гималаях остался.
А с гор возвратился другой человек.


© Kladbische, февраль 2011.

@темы: kladbische, Стихи

01:23 

Mood

Здравствуй, алло. Ага, это я. Узнала?
Нет? Значит, стану богатым. Да ладно, шутка.
Я ненадолго, правда. Хреново стало – вот и подумал, услышать бы на минутку...
Стой, не бросай трубу. Ничего не надо, правда – хотел услышать... Ты как? Живая?
Я, вроде, тоже. Немножечко едет крыша. Может быть, не немножечко. Я не знаю.
Нет, ты чего! Завязал. Никаких “увечий”. Только балет и керамика, сон и телек.
Тут из-за сырости нафиг прогнили вещи. Берцы порвал, представляешь, до самых стелек.
Рыбы? А, рыбы сдохли – осталась тина: помнишь аквариум в старой оранжерее?
Стены вверху пожелтели от никотина. Нету воды, батарея давно не грееет.
В общем, говно, а не место. Уехать? Нет уж. Некуда ехать и не на чем. И, что хуже –
незачем. Я же давно превратился в ветошь, я даже сам себе больше уже не нужен.
Шрамы болят, а вчера еще заломило перед дождем все суставы – артрит, похоже.
Может, мне стоило взяться за варку мыла? Ладно, шучу, я забросил и это тоже.
Ну приезжай, у меня еще виски литр, правда, жратвы вот, как водится, не осталось.
Если решишь заехать – взяла бы свитер? Только не думай, что я тут давлю на жалость.
Я бы хотел, чтобы все повернулось иначе. Только что толку кричать – я давно охрип.
Знаешь, в последние дни меня часто фачит – кто на моей могиле напишет R.I.P.?
Крутит живот – от любви ли неимоверной, или от джанки-фуда пришел гастрит.
Ты не приедешь? Тогда я умру, наверно.

Да, адрес тот же. Домик на Пейпер-стрит.


© Kladbische

@темы: kladbische, Стихи

04:35 

Купить газету,
запомнить город и день.
Смотреть, как плывут огни по черной воде,
как сложно губы уложены
у людей,
как много у них владений, идей и дел,
как много незащищенных и хрупких мест.

Проехали мост над рекой,
и теперь окрест
людские норы в кирпичной красной коре,
стволы без корней и ветвей, дающие крен.

Их новые ружья
могут разить наповал,
но в их очагах не тлеет полынь-трава,
никто не помнит обрядов,
не знает старого колдовства.
Поэтому тот, кто пришел за мной,
рисковал.

Он любил охоту, печенье из отрубей,
выращивал голубей, играл на трубе.
Он мог меня пощадить, но кто-то сказал
"Убей".
И вот я еду к нему домой.
То есть, теперь -- к себе.

В его жилище нет святого огня.
Верного пса, коня,
ножа в стене, что предупредит, звеня.

Его жена открывает мне дверь, обнимает меня.
Ей не хватит чутья
понять.
(c) lllytnik

@темы: Стихи

01:37 

Я – твой личный тотем.
Это правило писано пальцами по стеклу.
По дороге в Эдем
Я рассыпала кисти и краски на сонный луг.

Разучившись страдать,
Небо серыми мыслями тянется к январю.
Отчего же тогда
Снег все так же ложится вокруг, если я горю?

И багровым углем
Ты рисуешь мой личный пожар на своих холстах.
Ты заочно влюблен
В это пламя, где кольцами корчится береста.

На ладонях февраль,
В нем все так же идет панихида по январю.
Как священный Грааль,
Ты меня защищаешь от неба, а я горю.

Заискрилась душа.
Из нее перламутровым маревом валит дым.
Отойди, не мешай,
Птица-феникс желает испить ледяной воды.
(c) Julber

@темы: Стихи

14:09 

Когда умирает бог...

Стой же передо мной, вижу тебя насквозь, знаю, зачем пришел, да будет тебе светло. Крест за моей спиной, в каждой ладони – гвоздь, запекшийся шрам, как шов, пересекает лоб. Братья мои ушли, сестры мои молчат, так подойди ко мне и подними копье. Гаснет закат вдали, и острие в лучах плавит густую медь и в подреберье льет. Ты мне не враг, не друг – нет у меня врагов, нет у меня друзей – только земная твердь. Яд принимать из рук радостно и легко - чтобы любить вас всех, можно и умереть. Крепче копье держи, Аve тебе, солдат! Окончивший этот бой – благословен вовек.

В чашу ложится жизнь, льется в купель вода.
Когда умирает бог – рождается Человек.
(c) Кот Басё

@темы: Кот Басё, Стихи

14:08 

Я обо всём уже написала: о мятых и сонных листьях, о грустном ночном кино, о том, что я больше тебя не считаю близким, и что в моём маленьком городе нет метро... Ведь я обо всём уже рассказала: что в смазанных лицах ломается моя боль, и эти огни витрин мне хочется спрятать в грудную клетку, что я завожу будильник на семь ноль ноль и жалуюсь крайне редко. Мне нравится, как шуршит по бумаге грифель карандаша, чернея от злости и горечи этих строк, а мне бы узнать, чем пахнет твоя душа, хотя, говорят, что это всего лишь ток.
Но разве у тока есть болевой порог?

А я обо всём пишу, не сумев вместить, считая любовь суррогатом, а зло - причиной. Есть люди, которым правда не по пути. Есть вещи, которые правда необъяснимы.

Есть боль, за которую мало сказать "прости".
(с) Поиск Автора

@темы: Поиск Автора, Стихи

14:34 

Милая Венди, зима подобралась ближе,
Над Неверландией тучи и мокрый снег.
Там, где когда-то ребята носились с визгом,
Стонут седые деревья в холодном сне.

Милая Венди, уютного дома стены
Крепче иных бастионов - разлет не взять.
Я научился - сшиваю подошву с тенью
Каждую осень. Но тень норовит удрать.

Милая Венди, ты стала серьезной дамой,
Взрослой и скучной: стираешь, готовишь, шьешь.
Дочке пять лет. Ты всамделишной стала мамой,
Точно такой, как всамделишный серый дождь.

Милая Венди... Тебя хоронили утром,
Было светло. Тихой моросью плакал день.
Взрослость несет с собой старость и смерть, не мудрость.
Я буду вечно любить тебя.

Питер Пэн.
(c) Эол

@темы: Стихи

02:41 

Нас в моем теле много --
предание не свежо,
и думаю, среди вас
тут с темой такой немало.
Как минимум, там есть я, есть сволочь -- пусть будет Джо -- а также милаха Джек, талантливый добрый малый.
Джек тормошит меня утром – вставай, дел невпроворот, проекты твои не ждут -- работай денно и нощно!
А у Джо со вчера похмелье, нагадили кошки в рот, и в принципе, все дела подождут до полудня точно.
Джек-работяга, по крошкам
из фильмов, картин, стихов
тянет рифмы и смыслов вязь
к гекзамЕтрам и палиндромам.
А Джо вообще считает -- писательство для лохов! Он потащит меня в кабак и насильно напоит ромом.
Джеки красив, но скромен. Он честен, словно джедай, и цинизм ему вовсе чужд, и насилие чуждо тоже.
А Джо -- хулиган и быдло, подраться ему лишь дай, и день будет прожит зря, если нету следов на роже.
Джек алеет при виде дам,
под окном им поет баллады,
и десяток свиданий пройдет,
прежде чем поцелует в губы.
А Джо не поёт им песен,
ему и краснеть не надо,
для свиданий лучший формат --
в туалете ночного клуба.
Иногда я не прочь бы их
разом скинуть, как гору с плеч;
этих двух на себе таскать
часто тяжко и не сподручно.
Но лишь умница Джек всегда
умеет меня развлечь,
даже в самые серые дни
с ним совсем не бывает скучно.
А когда в переулке темном рисуется тип с ножом, или кто-то совсем неправ, но того признавать не хочет,
За плечом моим, как всегда, возникает оторва Джо, а вдвоем победить врага, знаешь сам, на порядок проще.

Нас в моем теле много -- предание не свежо, бывает, мы не в ладах, доходит до драк порою.
Но падая на колени, я знаю -- поднимет Джо, и знаю -- удержит Джек.
На том и стоим мы трое.

(c) Kladbische

@темы: kladbische, Стихи

01:23 

Сказка на ночь
Первый залп был похож на пощечину,
второй разорвал плечо,
а от третьего стало в груди моей горячо.
И пока я лежал на земле и царапал ногтями ее,
и пока я сквозь крошку зубную выхаркивал имя твое,
и пока я не знал,
почему же я все-таки жив до сих пор,
твои братья с отцом
несли заступы, пару ножей и топор.
И веревку покрепче,
и крепкое слово, и сноп –
кукурузной соломы,
заткнулся навеки чтоб.
В поле пугало видно будет
со всех сторон.
Хрип особо звучит,
когда давит сапог гортань.
И вишу я в плаще,
с соломою изо рта,
и на черную шляпу садится мне князь ворон,
говорит он – «Ну здравствуй, дружок, я пришел поесть.
Что ты хочешь за левый глаз?
Полагаю – месть».
Кукурузное поле в ночи шелестит. Меня,
знаю я, ты в условленном месте ждала три дня,
все гадала – неужто
тебя обманул, сбежал?
Ты воткнула в любовь
сомнений стальной кинжал.
Как прийти, если ноги прибиты к доске? Мне жаль.
Моя грудь вороньем исписана, как скрижаль.
Кукурузное поле я кровью полил сполна.

А когда третьей ночью на небе взошла луна,
и когда моя тень
предо мною упала ниц,
я по-новому мир узрел
из пустых глазниц.
И почувствовав силу в соломе, решил – раз так,
значит, самое время соскакивать мне с креста.
И пошел я, глазами черен,
а телом сер,
и на поле нашел я
оставленный кем-то серп,
и вопили сверчки, заглушая мои шаги…
Я уже возле дома, родная.
Беги! Беги.
Помнишь, раньше мы прятались, милая? Но теперь –
я открыто стучу
в дверь закрытую, наконец.
Я стучу, и едва с петель не слетает дверь,
чтобы слышали братья, и слышал бы твой отец.
«Уходи!» – мне кричат. – «Нечистая, уходи!» –
и опять горячеет от пули в моей груди,
и дрожащей рукой кто-то давит опять курок,
но солома – не мясо,
и я пересек порог.
Моя грудь вороньем исписана, как скрижаль.
Мы с серпом собираем особенный урожай.
Крики, кровь, кто-то снова выстрелил
из угла,
только толку-то? Смерти же нету
у пугала!
Я крыльцо разломал,
чтобы было на чем распять…
Был один в поле сторож,
теперь будет целых пять.
Целых пять!
Тучи скрыли луну,
не видать ни зги.
Пять четыре три два….

Я искать иду, да.

Беги.

© Kladbische

@темы: kladbische, Стихи

20:50 

Песнь Прощение

А затем Фонарщик затянул песнь-Прощение. Песнь, которую поют Дикие
над могилами и телами своих братьев, не важно, пали они в бою или умерли
от старости. Песнь странную и даже неподходящую для воинов. Ведь как воины
могут прощать своих врагов?


Мне лучше лежать,
Ведь все-таки я - мертвец,
И греет гнилью холодный склеп,
Ржавчиной пахнет доспех.
Снаружи веют другие ветра,
Не помнят они моих,
И мертвое знамя лежит на мне,
Словно без смеха - смех.
Улыбкой скалюсь - приди, мой враг!
Ты видишь, теперь я мертв,
Бояться нечего, быль такова,
Что ты пережил нас всех.
Я был последним, кто шел за тобой,
Забыв про сладость сна,
Жизнь прошла мимо, любовь прошла...
Отметим же твой успех!
Умей прощать, говорили мне,
Иначе не жить - а ждать,
И месть - это, в общем-то, тоже грех.
Как пить? Как любить? Как лгать?!
Мой склеп надежен,
Словно тюрьма, кладке износа нет,
Дубовых столбов поминальный ряд
Держит гранитный верх.
Лет вереница, червей приплод.
Что лучше считать? Как знать...
Скрипнула дверь. Да чтоб я истлел!
Меня пришли поминать.
Камень рычит, в знамя - молотом свет,
Мой враг? Почему мне не встать?!
Не дрогнули плечи, и рук - как нет...
...На грудь мне легли цветы.
Прости, сказал он мне,
Прости и - спокойно спать!
Я - тот, кто сумел пережить вас всех,
Теперь я умею прощать.
Хорошо, мой враг, ответил я,
Хорошо, да - я буду спать.
Как одуряюще пахнут цветы...
Спасибо. Пора умирать.
Осколки чести и павшим знак,
И склепа могильный вздох,
Прогнили столбы, мой любимый враг!
Выдержишь тяжесть плиты?!
Нам лучше лежать,
Ведь все-таки мы - мертвецы,
И греет гнилью холодный склеп,
Ржавчиной пахнут цветы.
(с) Вячеслав Доронин

@темы: Стихи, Песни

01:31 

А травля началась.
Подал сигнал вожак.
Оскалились вокруг
Пустые пешки.
На клетках - два ферзя:
любимчик и чужак.
Боготворён один,
другой в насмешках.

Забавно, что тебя
Я даже уважал,
Хоть постоянно был
Твоей мишенью.
Как странно...Не к тебе,
Я ненависть питал,
А к тем, кто был твоей
Безликой тенью.

Потехи ждет толпа.
Им нравится травить,
При этом заходя
Тебе за спину.
Но если ты решишь
Веселье прекратить,
То быстро потеряешь
Свою силу.

Решить бы глупый спор
За рюмкой коньяка,
И выругавшись крепко,
Как сапожник.
Как жаль, что ты не знал,
что титул вожака
Является синонимом
"заложник".

(с) Deacon

@темы: Стихи

00:24 

Наступает зима…Но, быть может, не стоит об этом?
Я листаю страницы, неспешно роняя слова …
Мы в пути затерялись, растаяли в дымке, и где-то
Потеряли ключи от надежды и от волшебства…

Просто что-то не так, что-то вдребезги бьётся меж нами,
В Королевстве (наверное, Датском), висит тишина…
Драпируется боль – не словами уже, а бинтами…
Мы сполна пригубили равнодушья и мести вина.

Что ж, расстанемся тут – без прощаний и прочих идиллий,
Позабудем навечно нелепую жажду тепла…
И на души примеряем шкуру холодных и скользких рептилий,
И попробуем быть равнодушно-бездумны, как в небе луна.

Только рвётся мотив сослагательный «If you…», и снова
Затопляется нежностью странно живая душа…
И неважно, что было вчера – завтра мы с полуслова
Всё, я верю, простим, на холодные пальцы дыша…
(c) Ничейная Кошка

@темы: Стихи

00:12 

Пока ты тут спрашиваешь у знакомых, как их дела,
Пока на работе сводишь балансы и аудит,
Она ему там долгожданного первенца родила.
Я пока что шучу, но она непременно родит.
Пока ты тут в диетический завтрак режешь памелу,
Пока снимаешь апартаменты в дворце-палаццо,
Она там ходит в его футболке на голое тело
И методично роняет вещи, чтоб нагинаться.
Пока ты на ленч выбираешь салат с тунцом,
Пока листаешь здесь новости бирж и стран,
Она там уже знакомит его с отцом.
Она выбирает чулки, закуски и ресторан.
Пока ты тут проживаешь будни и ждешь субботы,
Пока истощаешь себя до спасительных аневризм,
Она там правит его альбом, вырезая тебя из фото,
Меняет твои пейзажи на сюрреализм.
Когда ты себя изживешь до стадии лихорадки,
Когда подползешь к ноябрю уже еле хрипя,
У нее там начнутся потуги, случатся схватки.
И она назовет свою девочку в честь тебя.

(c) Высоцкая Марьяна

@темы: Стихи

03:10 

Был в отряде один паренёк –
Запевала для всех строевых.
И когда, было, валишься с ног,
И когда, вроде, к смерти привык,
И на марше, и если привал,
И когда биться насмерть приказ,
Он нам песню всегда запевал,
Ужас прочь прогоняя от нас.

В одну воду опять не войдешь.
В одно место две бомбы не бьют.
Но в ногах унимается дрожь,
Если рядом о доме поют.

И однажды, когда закипел
Мир вокруг от чужого огня,
Из окопа он вышел, и пел,
Страх долой от отряда гоня,
Сквозь осколков чудовищный град,
Словно пуля его не берет!
И за ним следом вышел отряд,
Как один – в лобовую. Вперед…

А потом ярость боя прошла;
И певец оказался седым.

Но я видел за ним два крыла,
Когда пел он, идя через дым.
Там, где холод и тяжесть сапог,
Где винтовка в ладони вросла,
Нам поет его голосом Бог,
И дорога не так тяжела.

© Kladbische

@темы: kladbische, Стихи

03:09 

Новое утро. Новые мысли про
Тщетность и мерзость всего. Толкотня в метро,
Слякоть, рутина, офис, дедлайн, отбой.
Ужин, халтура. Нет времени быть собой.
Ямы, заборы, соцсети, мороз, счета,
В эмоциях – нищета.
Полная тщета.
В микроволновке искусственная еда.
Мысли – а может, сдохнуть? Пожалуй, да.
Спать. Запустив "айдонтгивэфак точка ком",
Под одеялом сворачиваюсь клубком.
Жизнь – это пытка, давай уж начистоту...

Я просыпаюсь с криками и в поту!!! О, духи Леса, вот это кошмарный бред!
Не зря говорили, что на ночь бухать – во вред! Стряхнув с себя рой светящейся мошкары,
встаю и гляжу из окошка своей норы. Приснится же – "офис", "соцсети". Да чтоб я сдох!
Родное болото вокруг, и грибы, и мох, сверчки и цикады поют под окном в кусте,
гнилушки уютно светятся в темноте! На арфе играет, мне слышится, слуа ши;
в болоте плескаются гоблинов малыши, в лесу далеко под гитару поет баньши –
про воинов павших и про упокой души. Вон, старый дракон прилег отдохнуть на луг,
и феи идут хороводами в ведьмин круг, и жизнь моя – сотня прекрасных волшебных "вдруг".

И нет, б***ь, людей на тысячу миль вокруг!!!
(с)kladbische

@темы: kladbische, Стихи

главная